Yandex
Литература

«Властелин колец» Толкиена: Психолингвистические аспекты понимания текста

Властелин колец

На момент создания этой статьи (написана в 2003 году) популярность Толкиена, как культовой фигуры современной английской фэнтези, резко подскочила вверх. Его «Властелин колец» перевернул образ жизни современного молодого поколения во всем мире и Украина не стала исключением из этого правила. Общества толкиенистов стали расти как грибы после дождя, об их деятельности в популяризации ролевых игр по произведениям Толкиена не раз писали СМИ. Те ставшие эпохальными несколько строк «На земле была нора и в земле жил Хоббит», которые профессор Оксфордского Университета Толкиен написал в сданной ему пустой тетради для сочинений одного из его студентов. Его «Хоббит» был напечатан и редактор потребовал продолжения и вскоре в свет вышли «Братство кольца», «Две крепости» и «Возвращение короля». По последней книге был снят фильм, сценарий которого писался более 7 лет и имел более 12000 персонажей, 4000 из которых не имеют слов. Анализ критических статей посвящённых фильму показывает желание кинокритиков видеть фильм более коротким по объёму (фильм «Возвращение короля» занимает 3,5 часа), а кроме этого кинокритиками в самом фильме были найдены специфические клинические аспекты жизни главного героя фильма Бильбо Беггинса, а именно то, что главный герой страдал так называемым «афганским синдромом», сущность которого заключалась в его необычной молчаливости, после того как он прошел через некий шок в своей жизни. Те немногие, вернувшиеся из ада Саланга, Герата и Кандагара не могут ясно и адекватно пояснить через что им пришлось пройти и из за боязни быть непонятыми, помалкивают о тех событиях и говорят на это тему с теми, кто прошел ад Афгана. В последнее время наряду с афганским синдромом в терминологию клинической психиатрии вошел ещё один термин «чеченский психоз», симптоматика которого полностью схожа с афганским синдромом. Так называемый «сторожевой пункт» тех кто прошел Чечню напряжен настолько, что даже простой хлопок брошенной вблизи петарды вызывает у них, с точки зрения обывателя, неадекватную реакцию – простое желание спрятаться куда ни будь. Отсюда и то большое количество, как разводов, так и суицидов среди тех, кто прошел через Афганистан и Чечню. Данная статья может быть использована как вспомогательный материал при изучении произведения «Властелин колец» или при подготовке реферата по данному произведению, поскольку содержит довольно интересные факты исследования, проведённые эмпирическим путём.В настоящей статье рассмотрены (пусть и неглубоко) три основных аспекта данного романа: психологический, лингвистический (языковой), исторический аспект как краткое резюме самой статьи

В настоящей статье рассмотрены (пусть и неглубоко) три основных аспекта данного романа: психологический, лингвистический (языковой), исторический аспект как краткое резюме самой статьи

Современная наука о исследовании художественного текста (и не только художественного, но и текста вообще) – герменевтика включает в себя понятие интерпретации текста, нахождение определенных ключей к пониманию произведения, корни этих ключей следует искать в наличии фоновых знаний как самого индивида, так и в общей исторической эпохе. Приведённый в своеобразном вступительном слове афганский ключ является одним из тех аспектов, которые помогают в понимании психологической канвы героев романа. Психологизм как один из основных аспектов необходимых для понимания образов романа и  собственно его анализ необходимо начинать с толкования психологического интерьера двух главных его героев – двух противоположностей – Бильбо Беггинса и Гэндальфа Серого. Толкиен намеренно подчеркивает несхожесть жизненных принципов этих двух антиподов. При рассмотрении психологического аспекта данного романа следует учесть и тот факт, что Бильбо на самом деле сначала не понимал, в какую авантюру он влезет, (завязка этой авантюры лежит в основе романа «Хоббит. Туда и обратно»), и к каким последствиям приведет последнее. Само собой здесь напрашивается ответ-приключение ради приключения, риск ради самого риска, оба эти качества будут верными, если во внимание не брать рассудочность хоббита, а причина такой страсти к приключения проста до гениальности. Свой род Бильбо ведет от Перегрин Тука, по концепции Толкиена это фанат авантюр, обожающий влезать «черт знает куда», а по сути любящий подобный риск. Всё дело в генетике, у самого Бильбо Бэггинса в определённый момент проснулась так называемая «память рода» – одна из самых неразгаданных загадок человечества, описано не мало случаев, когда родовая память спасала людей бывших на волосок от собственной смерти. Другой же персонаж – полный антагонист Бильбо – серый маг Гэндальф словно слеплен из другого теста. Насквозь прожженный приключениями, человек без возраста и комплексов, пофигист с рассудком –вот далеко неполная характеристика Гэндальфа. Всё, и принцип ради принципа, кайф ради самого кайфа, риск ради самого риска, как литое сидит в Гэндальфе. И в тоже время Толкиен, будучи англичанином, видит в образе Гэндальфа американский принцип «make money»-«делай деньги»,  с лихвой перешагнувший сквозь века и мир. Об этом свидетельствует тот эпизод, в котором Гэндальф оплатил приключения Бильбо.

Антагонизм Бильбо и Гэндальфа виден и в их нравственных качествах. Бильбо гораздо мягче, нежели Гэндальф, в пользу этого говорит тот эпизод, в котором он пожалел Горлума (последний – это отдельная тема и отдельный разговор), впоследствии из за рабского страха и природной трусости он совершит двойное предательство, которое в свете конфликта с магом Сауроном представлено как глубокая психоделическая трансформация самого Гэндальфа. Жалость Бильбо по отношению к Горлуму как раз и вызвала в Гэндальфе злость по отношению к Бильбо. Именно здесь необходимо сделать небольшой акцент на самом Горлуме, который в дальнейшем станет центральной фигурой конфликтов всех остальных героев, их поисков и страданий. У Толкиена Горлум – это раб неодушевлённого фетиша, лишенный человеческого рассудка, фетишизм которого и привел к братоубийству – смерть Деагорла – родного брата Горлума стала тем фатумом, который лишил Горлума человеческого лица. Он стал рабом кольца. В романе кольцо- это ещё один ключ, Толкиен трактует кольцо как символ жадности, трусости, слабости, низменных человеческих инстинктов, подлости и порока, само кольцо чуть не поработило Бильбо, но вдоволь наглумилось над Горлумом, его жертвой стали орки и гоблины, поведение и проступки которых можно объяснить при помощи всё того же афганского ключа. Символизм борьбы эльфов с орками и гоблинами как раз  показывает доминирующее начало этого ключа, который можно представить в виде двух цепочек:

Душманы – орки и гоблины

Советские войны – эльфы и гномы

С точки зрения европейской мифологии гоблины и орки-это олицетворение злой силы, а у Толкиена это ещё символ зависти и порока. Описанный конфликт это непросто война, это противостояние, вызов низменных инстинктов и омерзения чувству красоты и возвышенности. Психологию Бильбо и Гэндальфа нельзя считать до конца раскрытой без акцентуации внимания на Фродо Сумкине – приёмном сыне Бильбо – это совершенно другой характер, по крайней мере он был таким до внезапного исчезновения самого Бильбо. По сюжету романа после исчезновения Бильбо Фродо стали преследовать странные и непонятные сны, соседи и некоторые родственники стали считать Фродо тронутым (см. страницу 227 текста) [здесь и далее ссылки на оригинальные тексты даны по изданию романа 2002 года]. Наличие странных снов и проступков индивидуума как раз является одним из признаков активизации родовой памяти, едва Фродо исполнилось 50 лет его родовая память окончательно проснулась и он, как и Бильбо тоже отправился в путь.

В настоящем исследовании нами намеренно не сделан акцент на психологии гномов, эльфов, темных личностей Мордора, людей чьим представителем в романе является Колоброд, это сделано не случайно, поскольку все эти персонажи это своего рода фундамент для главных героев – Бильбо, Гэндальфа и Фродо, точней для Бильбо и Фродо – Гэндальф в свою  это комплексный персонаж как и другие второстепенные персонажи, –  все они цемент для более глубокого понимания образов Бильбо и Фродо.

Все сказанное выше предполагает сделать следующие выводы:

  • «Властелин колец» это многоплановая, психологически многослойная композиция, синтез  нескольких исторических  эпох самой Англии  перенесенных на выдуманный мир.
  • В романе сформированы определённые типажи характеров, которые действуют согласно своим личностно-психологическим планам.
  • Формирование героя в романе обусловлено определённым комплексом когнитивных, фоновых исторических факторов и позиционных наслоений.

В свою очередь лингвистический аспект более объёмен и представляет основную тему настоящей статьи. В данном разделе рассматриваются лингвистические и стилистические особенности романа, особое внимание уделено проблеме письменности, которая в романе представлена двумя своими разновидностями: Феанорской и Даэронской, особое внимание уделено гипотезе расшифровки надписи на главном атрибуте всего романа кольце власти, представлена попытка поиска фонетических аналогий данной надписи в тюркских языках.

В заключительной части исследования представлены лингвистические особенности проблемы переводимости имен гостей прибывших на юбилей Бильбо Бэггинса. Рассматривая лингвистические особенности романа необходимо сделать подробный акцент на письменности. В приложении сделанном автором романа изложена филологическая характеристика двух основных типов письменности данного романа: феанорская и даэронская письменности. Подробный анализ двух данных типов алфавита позволяет сделать вывод о том, что перед нами причудливая смесь алфавитов разных частей света, в том числе и элементы древнеиндийской письменности – санскрита.

Именно связочные лигатуры санскрита напоминает первый тип письменности – феанорская, в пользу этого довода говорят знаки по №№ 4,8,12,16 и 24, а в начертание знака под №34 легко можно опознать классическую латинскую букву «d», в знаке под №33 так же легко опознаётся уже греческая буква «λ» (лямбда). Однако совершенно по другому выглядят знаки той же письменности под №№ 1,2,5,6,9,10,13,14,17,18,21 и 22 их начертание поразительно напоминают армяно-грузинские письменные знаки.

Алфавит другого типа письменности – Даэрон представлен совершенно иначе он совсем не похож на фаэронский тип письменности. Особенностью Даэрона как раз является то, что его знаки похожи на рунический футарк – особый вид письменности древних германцев применявшийся для обрядов подобный иератический алфавит существовал у жрецов Древнего Египта. Отсюда можно сделать следующий вывод: феанорский тип письменности использовался для так называемого бытового письма, в то время как Даэрон служил своего рода иератическим (кодовым) алфавитом жрецов.

Рассматривая некоторые знаки даэронской письменности нельзя не заметить схожесть знаков под № № 29,33,41 и 51, которые напоминают как русские, так и латинские буквы, а вот знаки под №№ 19,21 22 выглядят ещё причудливей, скорей всего они напоминают недостроенный еврейский семисвечевый канделябр. Внимание заслуживают и знаки под №№ 4,5 и 6, по своим начертаниям они напоминают русские буквы «Я», «Ф», «В», а эквивалентом знаку по № 36 служит русская буква «Х». И хотя в лингвистическом приложении к роману описаны все особенности двух типов письменности, вышеизложенные особенности алфавитов феанора и даэрона в сравнении с индоевропейскими типами письменных систем выявлены эмпирическим путем.

Касаясь языкового аспекта исследуемого романа необходимо отметить явственные различия языкового поведения хоббитов и эльфов с гномами, в частности Толкиен отмечает некоторую искусственность языка хоббитов- Вестрона, в лингвистическом приложении автор приводит все особенности Вестрона, давая при этом объективную картину степени адекватности перевода лексических единиц. Толкиен так же делает особый акцент на том, что язык эльфов для хоббитов был своеобразной латынью, и сами хоббиты совершенно не владели языком эльфов, будучи для последних иностранцами. Другой характерной особенностью романа является наличие огромного количества фольклорных вставок. Статистический метод подсчёта показывает, что в данном произведении Толкиен использовал 87 вставок из них 3 на оригинальном эльфийском наречии (полный текст приведен на С.516-517, 778, 958).

Анализируя фольклорные вставки в романе не возможно не отметить определённые особенности ритмики стихотворных текстов. Так на С.15 ритмика текста имеет вид типа 1,3,2,4, а ритмика текста на С. 16-17 имеет вид 1,2,4 строчка 3 стоит обособленно. Внутри строчную и порядковую рифму имеет песня эльфов на С.39 и песни гоблинов на С.46 и 74. Совпадения рифмовки на С.16 можно видеть и на С.36.. Порядковая рифма характернадля текста на С.102, а рифму типа 1,2,3,4 можно встретить на С. 103 и 123, точно такая рифма представлена на С. 181, рифму вида 1,2,4 строка 3 стоит отдельно представлена на С.161.Таким образом в романе, в частности в «Хоббите» можно встретить два основных типа рифмовки:

  • традиционная парная рифмовка
  • рифмовка типа 1,2,4 где строка 3 стоит отдельно

Анализ фольклора в романе будет не совсем полным, если в нем не будут проанализированы образцы оригинальных фольклорных вставок. Особый интерес с точки зрения стиля представляют тексты на языке Заморских эльфов С. 516-517.При анализе текста может возникнуть вполне понятное подозрение,что оригинальный текст вообще не содержит рифмы. Заслуживает внимание и текст эльфийской баллады на С.356-357, будучи филологом Толкиен отмечает, что они плохо поддаются переводу и дает им особое название «анитеннат». Проблематика эльфийских баллад гораздо сложнее за лиричностью и красотой, с которой воспеваются поступки героя или группы героев скрывается ещё один символ. За основу эльфийских баллад типичные кельтские предания, но характерный для них символ лежит в совершенно ином пласте культуры. Основной символ эльфийских баллад- Дракон, такая трансформация взаимное перетекание культурных слоёв вовсе не случайно, в кельтской мифологии дракон это антагонистический символ злого начала, злой силы.

Наличие символьных ключей можно наблюдать и в тех местах текста, в которых речь идёт о враге. У  Толкиена враг выражен в орфоэпическом плане с большой буквы, отсутствие персонификации тоже определённый символ «ВРАГ» – здесь большая буква говорит о силе , злой силе, для которой в мире эльфов нет преград или каких либо рамок. Символизм врага легко поддается расшифровке, если сопоставить его с символом кольца как олицетворения дурного начала. Таким образом, «ВРАГ» имеет вполне реальную расшифровку: кольцо – символ дурного начала, враг – носитель порока. Такая же трактовка уместна и при расшифровки образов черных всадников, которые по роману преследуют Фродо.

В романе есть ещё один не мало важный момент это сцена ранения Фродо (С.361). Мордорский клинок – орудие которым ранили Фродо самим Толкиеном было заимствовано из ведической культуры, в «Махабхарате» описывающей битву при Курукшетре есть упоминание об особом виде орудия, которое убивало при помощи слова, сцена ранения Фродо наводит на мысль, что Толкиен прекрасно был знаком с ведической культурой Индии.

Главным ключом к пониманию всего заложенного в романе конфликта является та самая знаменитая надпись на кольце Власти:

«Что бы всех отыскать, воедино созвать

И единой черной волей сковать»

[Властелин… С.235]

Анализ начертания оригинала говорит о её явной принадлежности к армянскому языку, в вот её фонетическое воспроизведение на С.411 и вовсе приводит к интересному парадоксу, оригинальный вариант звучит следующем образом:

«АШ назг дурбутулак, аш назг имбатул

АШ назг тракатулак аг бурзум

Иши кримпатул»

[Властелин… С.411]

Фонетические особенности оригинала ясно говорят о принадлежности последнего к казахскому языку, хотя вполне может, что сами слова имеют явно искусственное происхождение. Очевиден тот факт, что сам автор имел представление о казахской культуре и о культуре Востока в целом, иначе бы он не придумал бы такую страну как «Мордор», в самом название которого ощущается дыхание Востока, в самом романе Мордор – это гнездилище Мрака и порока, горя и зла, черных мыслей. Анализ языковых особенностей романа завершает стилистическая характеристика имен персонажей. Необходимо отметить и тот факт, что сам по себе перевод имен как реалий достаточно сложен и является одной из основных проблем в переводческой теории и практике. Основной задачей при переводе имен во главу ставиться умение переводчика находить эквиваленты для перевода в самом языке, на который делается перевод, а здесь нужна не малая сообразительность.

Имена в самом романе это своеобразный симбиоз слов, так, например имя «Бильбо» представляет собой симбиоз детского определения понятия «боль» – «бо» украинского эквивалента слова «боль» – «біль», а вот фамилия Бэггинс это уже другое образование от английского «bag» – «пакет» «сумка».Вот почему в некоторых переводах можно встретить и русское «Фродо Сумкин» и украинское «Фродо Торбинс». Здесь речь идёт об особом типе имен и фамилий так называемые «говорящие фамилии», их перевод представляет наибольшую сложность (в русской литературе тоже можно встретить подобные фамилии, например Овсов из рассказа Чехова «Лошадиная фамилия»). В эпизоде посвященном юбилею Бильбо автор приводит не мало говорящих имен, например Дерикуль – Сумниксы, Помочь – Лямкинсы, несомненно,что эти имена Толкиен заимствует по аналогии из «Алисы в стране чудес», что требует от переводчика не малой сноровки для передачи комического эффекта самого имени.

Завершает данное исследование третий аспект романа- исторический. Сам аспект довольно подробно изложен в приложении к роману, без которого понять сам текст задача не из лёгких. Анализ исторического аспекта позволяет сделать краткий и ёмкий вывод: в романе представлена хронология и летопись вымышленного до конца государства и цивилизации с описанием войн имевших место в определенные исторические периоды самой Англии. Таким образом, в романе через призму Средиземья описана метаистория самой Англии. Точно такая же метаистория России описана в романе русского философа Даниила Андреева в его «Розе мира». В качестве литературного резюме к роману можно считать следующие тезисы:

«Властелин колец» представляет собой типичную роман-эпопею признаками которой можно считать:

  • наличие большого количества персонажей (более 12000);
  • охват значительных временных отрезков;
  • описание пусть и вымышленных исторических событий.

Эпилог

Проведенный анализ произведения является одной из множества разных концепций толкования феномена «Властелина колец» Толкиена и может быть дополненной за за счет новых открытий в мире жанра фэнтези.

Об авторе

Натаров Илья

Натаров Илья

Родился 09 апреля 1980 года в городе Баку, в этом же году переехал в Запорожье.
В 2003 году закончил Запорожский Государственный Университет и получил диплом преподавателя немецкого языка и немецкой литературы.

Комментировать

Нажмите, чтобы комментировать