Yandex
Мифология

Возникновение мира (космогония) и появление богов (теогония)

космос

В мире прежде всего существовали Хаос — зияющая пустота или, согласно более позднему толкованию, беспорядочная путаница элементов, и Эрос, или Любовь, — первая действующая сила. Источники противоречат друг другу в объяснении происхождения Урана — Неба и Геи (Ге) — Земли: одни утверждают, что Уран появился ранее Геи, другие говорят обратное, но в общем все они согласны с тем, что Гея была супругой Урана. Детьми Урана и Геи были сторукие великаны (hekatonkheire) — Бриарей, Котт, Гиес. Их детьми были также циклопы — Бронт, Стероп и Apr, у которых было по одному глазу посредине лба. Они изготовили впоследствии для Зевса молнии под руководством Гефеста в подземной кузнице. Их кузница находилась, по некоторым преданиям, в глубине Этны, а по другим местным преданиям — в огнедышащем кратере другого вулкана. Первые дети Неба и Земли были суровыми и грубыми великанами, чудовищными и бесформенными образами туманной древности, еще не сформировавшегося мира. Среди них не было Полифема, с которым имел дело Одиссей (гомеровский эпос): это также циклоп, жестокий великан с единственным круглым глазом, но он сын Посейдона и нимфы Тоосы.

Сам Уран ужаснулся чудовищному виду своих детей — они внушали ужас своей внешностью, отличающейся от облика людей, — связал их и бросил в Тартар. Тартар представлял мрачную бездну подземного мира, полную вечной тьмы, удаленную от земли настолько же, насколько удалена земля от неба. Возникновение Тартара, по некоторым источникам, предшествовало рождению Урана и появлению Неба.

Кроме того, сыновьями Урана и Геи были титаны Океан, Кой, Гипперион, Крий, Иапет и самый младший — Крон. Дочерьми Урана и Геи были Тефия, Рея, Фемида, Мнемосина, Фойба (Феба), Диона и Тея.

Разгневалась Гея на Урана за то, что тот низринул первых их детей в Тартар, и подговорила титанов отомстить отцу. Титаны взялись отомстить за это — лишь Океан не принимал в. этом участия, — самый же младший из братьев, Крон, взял у матери серп и изуродовал им своего отца. И в этот момент из пролитой крови Урана родились Эриннии, богини мщения, богини угрызений совести — Аллекто, Тисифона и Мегера.

Титаны лишили Урана власти, извлекли из Тартара своих братьев, имевших чудовищные лики, и передали власть Крону.

Крон же снова заковал в цепи и упрятал под землю сторуких гигантов и циклопов. Рею он взял себе в жены. Так как Уран и Гея предсказали Крону, что собственные дети лишат его власти, то он сразу же после рождения своих детей — Гестии, Деметры, Геры, а затем и Аида (или иначе Плутона) и Посейдона — поглотил их. Поэтому Рея, когда ждала своего самого младшего сына, Зевса, скрылась от Крона на остров Крит, а когда Зевс родился, запеленала камень и передала его Крону. Крен проглотил камень. Когда же Зевс вырос, он осуществил пророчество. Зевсу помогла дочь Океана Метида (Мудрость): она дала Крону снадобье, от которого тот изрыгнул всех проглоченных им детей по порядку. На самом верху был камень. Он и вышел первым. Следом за ним снова увидели свет в порядке, обратном своему рождению, Посейдон, Плутон, Гера, Деметра и Гесгия. Поэтому и можно было считать Гестию, или Гистию, богиню домашнего очага, одновременно и самой старшей и самой младшей в «третьем поколении богов».

Затем Зевс начал войну против Крона и титанов. Уже десять лет продолжалась война, когда Гея предсказала, что победит тот, кто призовет на помощь пленников Тартара. Зевс освободил из Тартара циклопов и сторуких великанов. Тогда то и изготовили циклопы Зевсу молнию, Аиду — шлем, делавший его невидимым, а Посейдону — трезубец. В ожесточенной борьбе, сопровождаемой громом, потрясавшим небо и землю, и ужасным шумом моря, Зевс победил Крона и остальных титанов. Теперь уже Зевс отправил их в Тартар, приставив к ним в качестве охраны сторуких великанов. Три  сына Крона разделили между собой мир. Зевсу досталась власть на небе, Посейдону— на море, а Плутону — в подземном мире.

Потомками титанов являются дочери Океана и Тефии — три тысячи океанид, а также Азия, Стикса, Электра, Дорида, Эвринома, Амфитрита и Метида. Дочери Коя и Фойбы — Астерия и Латона. Дети Гиппериона и Теи — Эос (Рассвет), Гелиос (Солнце) и Селена (Луна). Дети Крия и Еврибии (дочери Понта)—Астрей, Паллант и Персей. Сыновья Япета и Азии — Атлант, который на своих могучих плечах держит Небо, Прометей, Епиметей и Менетий. Дети Эос и Астрея — Ветры и Звезды, дочь Персея и Астерии — Геката, трехликая богиня подземного мира. Дети Палланта и богини Стиксы — Ника (Победа), Кратос (Сила), Биа (Насилие), Зглос (Зависть).

Изо дня в день детьми Гиппериона и Теи разыгрывается величественное небесное представление, в котором второстепенные роли играют также звезды, бог Пан и земной охотник Кефал, человек, влюбленный в богиню Эос. Четверка крылатых коней влечет из пены морской огненную колесницу Гелиоса, с появлением которой на небосводе звезды одна за другой тонут в море. Лишь рассветная звезда Фосфор (по-латыни — Люцифер), «светоноситель», спокойно ожидает появления солнца. На другой же стороне небосвода на быстром коне удаляется Селена, богиня Луны, которой надлежит при появлении ее старшего брата удаляться. Пан, козлоногий бог полей, испуганно смотрит вослед неожиданно исчезающей своей возлюбленной. Впереди Гелиоса появляется Эос, розоперстая богиня рассвета, которая в это время встречается со своими земными возлюбленными Кефалом или с Орионом. Кефал и Орион смертные возлюбленные Зари, знаменитые охотники, уже на ранней заре нарушают со своими охотничьими собаками тишину леса. Однажды сын Гелиоса, Фаэтон, попытался выехать на огненной колеснице солнца на небосвод, но не смог удержать крылатых коней своими слабыми руками. Он слишком низко катил огненную колесницу, так что земля чуть было не вспыхнула. За это преступление Зевс поразил насмерть молнией дерзкого сына Гелиоса. Сестры Фаэтона оплакивали его, из их слез возник янтарь, а сами они превратились в ольхи.

В борьбе титанов, титаномахии, одного из младших титанов, Менетия, постиг гнев Зевса. Его вместе с братьями Крона низринул Зевс в Тартар. В то же время Стикса со своими четырьмя детьми — Победой, Силой, Завистью и Насилием — помогала Зевсу. В награду за это Зевс в ее честь сделал самой священной клятвой клятву водами Стикса, ниспадающими со скал подземного мира.

Человеческая культура

Было время, когда боги уже существовали, а поколения смертных — еще нет. Когда же пришло предопределенное судьбой время для появления смертных существ, боги сотворили их в глубине земных недр из земли и огня, из материала, полученного от смешения земли и огня. Но прежде чем выпустить их на свет, боги поручили двум братьям-титанам, Прометею и Епиметею, чтобы те украсили смертных и наделили их — каждый род и вид — различными способностями. Но Епиметей упросил Прометея поручить только ему наделение смертных способностями:

— Я займусь распределением,— сказал он.— Достаточно будет, если ты только последишь за этим.

Прометей согласился, и Епиметей начал свое дело.

Одним существам он дал силу без быстроты, а слабых наделил быстротой. Были и такие, кому он дал оружие для самозащиты, других же оставил без оружия, снабдив их для защиты другими качествами. Тем из живых существ, которые имели малое тело, он дал крылья, служащие средством спасения, или предоставил им убежище в недрах земли. Тем же, кому он позволил очень вырасти, достаточной защитой служила их величина. Так поделил он и другие свойства, обеспечив их должное равновесие. Ибо он заботился о том, чтобы ни один из родов не был уничтожен. В первую очередь он стремился обеспечить безопасность живых существ в отношении друг друга. Но он подумал и об изменениях времен года, идущих от Зевса. Поэтому покрыл он живые существа густым мехом и толстой кожей для защиты от зимнего холода и летнего зноя. И когда они ложатся отдыхать, то мех и кожа служат им постелью. Ноги живых существ он защитил или копытами, или когтями, или твердой и бескровной кожей. Позаботился Епиметей и о различной пище: одним он предназначил в пищу траву, растущую на земле, другим — плоды деревьев или коренья, но были и такие, которым он позволил пожирать животных. Одним он дал меньшую плодовитость, другим же, которые подвергались большим опасностям, — большую, ибо во всех случаях он имел в виду сохранение каждого рода.

Однако Епиметей не был достаточно мудр. Он беззаботно расточил все способности и все свойства. Род же человеческий остался невооруженным и неодаренным. И теперь Епиметей уже не знал, что ему делать. В это-то время и пришел к нему Прометей, чтоб узнать, что вышло из этого распределения свойств. Прометей увидел, что все живые существа в меру снабжены всем необходимым, а человек гол, с головы до пят на нем нет ничего, что бы защищало его тело и ноги. Не имеет он ни меховой шубы, ни оружия, ни других средств для поддержания жизни. А день, предназначенный судьбой для выхода человека из глубин земли на белый свет, уже наступал. Тогда Прометей, оказавшийся в столь затруднительном положении и не найдя другого выхода, который обеспечил бы сохранение человека, похитил у Гефеста и Афины искусство ремесел вместе с огнем — ибо без огня нельзя ни научиться ремеслам, ни пользоваться ими — и даровал их человек.

Так человек получил мудрость, необходимую для существование, но он не владел еще искусством управления государством. Им владел Зевс, а Прометею нельзя было более входить век дворец Зевса. Да и стража Зевса была устрашающа. Он сумел лишь тайно пробраться в жилище Афины и Гефеста, в тот общий их покой, где они вдвоем занимались ремеслом. Похитив у Гефеста огненное ремесло кузнеца, а у Афины— ее мастерство, он передал их человеку. В результате жизнь человека была в значительной степени облегчена, а Прометея впоследствии постигло наказание за похищение огня и ремесел.

Получив часть того, чем владеют боги, человек впервые, единственный из всех живых существ, благодаря общему с богами Достоянию уверовал в богов и воздвиг для них алтари и статуи. Вскоре он, занимаясь ремеслом, научился говорить, изготовил себе дом, одежду, обувь, ткани, а обрабатывая землю, стал добывать пропитание.

Так люди жили в самом начале, отдельно друг от друга, ибо города еще не были возведены. Дикие звери уничтожали людей, потому что люди были слабее зверей во всех отношениях. Ремесло помогало людям только доставать себе пропитание, но не могло помочь им в борьбе против диких зверей. Искусство управления государством также еще не было известно людям, а ведь военное дело составляет часть его. В одиночку люди ничего не могли достигнуть, поэтому они старались объединяться и основывали города, дабы защитить себя. Когда же люди собирались вместе, они обижали друг друга, ибо они еще не умели управлять государством. Снова рассеивались они и продолжали гибнуть. Зевс даже испугался, что окончательно погибнет род людской. Послал он Гермеса, чтобы тот принес людям Айдос (Совесть) и Дикэ (Справедливость). Они должны были установить среди людей порядок и объединить их узами дружеского согласия. И спросил Гермес Зевса, каким образом распределить среди людей совесть и справедливость.

— Должен ли я наделить ими так же, как мастерством. Мастерство распределено так: если есть среди людей один, способный врачевать, то его достаточно для многих людей. Так же обстоит дело с прочими мастерами. Должен ли я так же поделить между людьми справедливость и совесть или каждый человек должен получить их?

— Каждый человек — ответил Зевс,— ибо никогда не будут выстроены города, если совесть и справедливость получат лишь немногие, как это обстоит с мастерством. И объяви людям от моего имени закон, что тот, кто не способен внимать голосу совести и справедливости, тот должен быть удален из города как зачумленный.

Мом

Творения богов нашли судью в лице Мома, который первоначально сам обитал на Олимпе среди блаженных богов.

Зевс создал быка, Прометей — человека, а Афина — дом. Они спросили Мома, как он оценивает их работу. Но тот позавидовал богам в их творениях и тотчас начал с того, что Зевс ошибся: быку-де нужно иметь два глаза на рогах, чтобы видеть, кого бодать. Затем упрекнул Прометея, что тот не поместил сердце человека снаружи. Если бы он сделал это, то не оставались бы в тайне злодеяния и можно было бы видеть, у кого какие намерения. Афина же должна была снабдить дом колесами, чтобы легче было уехать от плохого соседа.

Но Зевсу уже надоели эти постоянные придирки, и он в гневе сбросил Мома с Олимпа, навсегда изгнав его оттуда.

Пандора

Боги скрыли под землей то, что является жизнью для людей, то есть пищу. Иначе, конечно, легче был бы наш труд. Работой одного дня мы могли бы прокормиться в течение года, а все остальное время могли бы проводить в бездействии, не работая. Тогда моряк повесил бы в дыму очага корабельный руль, а земледелец не принуждал бы к тяжелому труду ни волов, ни мулов. Но Зевс разгневался и в гневе спрятал хлеб под землей, так как его обманул хитрый Прометей. За это Зевс и наслал на людей множество забот и бед.

Сначала Зевс спрятал огонь. Но Прометей, сын титана Иапета, похитил его у Зевса для людей, спрятав его в пустом стебле растения нартек, так что не увидел его любовавшийся молниями бог. Когда же Зевс заметил это, он в гневе пригрозил:

— Сын Иапета, ты хитрее всех, но это напрасно. Теперь ты радуешься, что похитил огонь и перехитрил меня, но тебе это будет дорого стоить и люди за это поплатятся: я дам им нечто такое, что все они будут любить, не замечая того, что обнимают собственное несчастье.

Так говорил, смеясь, отец богов и людей и приказал Гефесту, знаменитому богу-кузнецу, быстро смешать землю с водой и из этой смеси вылепить прекрасный образ девушки, похожей на богинь. Афине он приказал научить ее женским работам, тканью и прядению, а золотой Афродите приказал излить на ее голову прелести Харит и неутолимую жажду любви, сладкие и изнурительные заботы любви. Гермес же должен был дать ей бесстыдство и двуличную, лживую душу. Боги повиновались Зевсу. Хромой кузнец быстро слепил из земли образ, подобный стыдливой деве. Афина опаясала и украсила ее. Хариты и царственная Пито, богиня убеждения, уговоров, надели на нее золотое ожерелье. Прекрасноволосые Оры, времена года, увенчали ее весенними цветами. В грудь ей Гермес вложил обманы, наделил ее речью, полную соблазнов, и хитрой, лживой душой, как приказал Зевс. Он же, посланец богов, дал устам ее голос и нарек ее Пандорой, Даром всех, ибо каждый обитатель Олимпа что-нибудь подарил ей на погибель бедным людям, питающимся хлебом. Гермесу же Зевс поручил отвести ее в дар Епиметею как первую женщину.

Епиметей же не принял во внимание предостережение Прометея. Ведь предусмотрительный титан говорил ему, чтобы он не принимал дара от олимпийского Зевса, а отослал бы его обратно, чтобы смертные не пострадали из-за этого дара. Епиметей же принял Пандору. И только когда зло было уже здесь, он спохватился.

Ведь до этого человеческие племена жили на земле без заботы и горя. Щадили их и болезни, приносящие смерть. Но вот женщина нашла дома сосуд и, несмотря на запрещение Епиметея, из любопытства открыла крышку и рассыпала все то, что было в сосуде: множество забот и бед. Одна Надежда осталась за краем сосуда и не успела вылететь из него, так как Пандора по воле Зевса захлопнула крышку сосуда. Но с того времени тысячи бед свободно блуждают среди людей, ими полны земля и море. Болезни сами приходят днем и ночью и приносят смертным множество страданий, крадучись в тишине, так как мудрый Зевс лишил их голоса, чтобы никто не смог избегнуть того, что ему предназначено.

Века истории

Первое поколение людей жило в золотом веке. Правил ими еще Крон, так как он тогда был властелином неба. Люди в золотом веке жили беззаботно, словно боги, без трудов и без горя. Не было тогда печальной старости, руки и ноги людей, пока они были живы, всегда были сильны. Люди до конца своих дней не могли нарадоваться на свою цветущую молодость. Умирали же люди спокойно, как бы погружаясь в сон. Каждый из них имел свою часть во всяком благе. Плодородное поле само приносило обильный урожай, не вызывая ни в ком зависти. Люди же, имея достаточно времени, могли делать то, что хочется. Были они богаты и любимы блаженными богами.

После того как это поколение приняла в себя земля, люди эти по воле великого Зевса превратились в добрых духов, в бродящих по земле защитников людей. Они охраняют справедливость и предупреждают злодеяния. Скрытые мглой, обходят они всю землю. Они же делят между людьми богатство, ибо им достался этот царский дар.

Затем олимпийские боги создали второе поколение, уже гораздо худшее. Наступил серебряный век. Люди этого века уже не могли сравниться с людьми золотого века ни телом, ни душой. Они все еще жили долгий век. До столетнего возраста они росли неразумными в доме своих матерей. Став же взрослыми, люди жили недолго, и много было у них горя из-за собственной глупости, потому что не могли они удержаться от насилия друг против друга. Не хотели они служить и бессмертным богам. Не хотели приносить им жертвы на алтарях, как надлежит людям по их законам и обычаям. Сын Крона, Зевс, запрятал их под землю в гневе за то, что они не воздавали почестей обитателям Олимпа. После того как земля приняла в себя людей серебряного века, смертные стали называть их блаженными подземными жителями. Занимают они лишь второе место, но все же и им воздаются почести.

Тогда Зевс-отец создал из ясеня третье поколение владеющих даром речи людей. Это были люди медного века, уже несравнимые с поколением века серебряного. Это был страшный и жестокий род, радеющих только о гибельном искусстве Ареса и признающий лишь грубое насилие. Люди эти не ели хлеба. Их жестокие души были тверды, словно сталь. Никто не мог к ним приблизиться. Они обладали огромной силой, и неодолимые руки росли из их плечей. Их оружие было из меди, из меди же они строили себе дома и работали медными орудиями. Черного железа тогда еще не существовало. Люди  медного века истребили друг друга собственными руками и так сошли в душное обиталище Аида, не оставив своего следа и имени. Черная смерть унесла их; как ни ужасны они были, но и им суждено было покинуть солнечный свет.

После того как земля приняла в себя и это поколение, Зевс снова создал на земле, дающей пропитание многим существам, четвертый род людской, более справедливый и более достойный, чем предшествующий. Это был божественный род героев, которых на земле зовут также полубогами. Их погубила тяжелая война, человекоубийственная борьба. Часть их погибла на родине Кадма, в семивратных Фивах, в борьбе за стада Эдипа, другая часть — под Троей, куда они прибыли по широкой поверхности моря на своих кораблях ради прекраснокудрой Елены. После их смерти Зевс установил для них образ жизни и обычаи, отличные от людских, и поселил их на краю земли, вдали от бессмертных богов, Крон стал их владыкой, после того как Зевс разбил его оковы. Там, на Островах Блаженных, рядом с глубокими пучинами Океана, живут с беззаботной душой счастливые герои; трижды в год плодородные поля приносят им сладостный урожай.

Теперь наступил пятый период — железный век. Угнетенным людям железного века усталость и нужда не дают покоя ни днем, ни ночью. Тяжелыми заботами наделили их боги. Но за это к множеству зол боги примешали им и кое-какие блага. Когда-нибудь и этот род людей будет уничтожен Зевсом, тогда и будет дан к тому знак: люди станут рождаться с седой головой. В течение этого последнего века будет усиливаться угнетение и всяческое зло. Отец и сын не смогут друг с другом поладить. Не будут любить друг друга ни хозяин и гость, ни друзья, ни братья, как это было раньше. Люди не будут почитать состарившихся родителей и даже будут бранить их -нечестивыми словами, не боясь мести богов. Не будут воздавать старым родителям благодарности за то, что те воспитали их. Собственными руками будут творить суд друг над другом, разрушая города друг у друга. Не будет почета тому, кто хранит клятву, не будет почета ни правде, ни добру. Более всего будут чтить злодеев и насильников. Право будут держать в своих кулаках. Совесть исчезнет. Злодей будет вредить более достойному человеку, говоря ему лживые слова и произнося ложные клятвы. Зависть будет давать дурные советы несчастным людям, злорадно сопровождая их ехидным взглядом. Тогда, закутав свои прекрасные тела в белые одежды, покинув людей, уйдут с широкой земли на Олимп, к бессмертным богам, Айдос и Немезида — богиня целомудренной совести и богиня справедливого возмездия. Для людей останутся только ужасные страдания, и не будет ничего, что могло бы устранить зло. Хорошо тем, кто умер до наступления железного века или кто родится в далеком будущем и доживет до золотого века.

Потоп

Сохранился миф, согласно которому земля взрастила первых людей из пролившейся крови гигантов, восставших против олимпийских богов.

Этот род людской был безбожен и любил насилие, подобно самим гигантам. Видно было, что эти люди произошли из крови. Зевс с Олимпа увидел их преступления, в страшном гневе собрал богов на совет и объявил, что уничтожит этих людей. Были среди богов такие, которые одобряли слова Зевса и даже разжигали его гнев, но все же они не хотели полного уничтожения людей, с тревогой спрашивая: что будет с землей, если она останется без людей, и кто принесет тогда фимиам на алтари богов? Или Зевс хочет отдать всю землю диким зверям? Но царь богов остановил тревожные вопросы, заявив, что об остальном он позаботится сам, и обещал произвести чудесным образом новое поколение, которое не будет похоже на первых людей.

Он совсем уже было низверг молнии на землю, но побоялся, как бы от столь сильного огня не воспламенился священный эфир и не сгорела бы земная ось. Зевс вспомнил предсказание рока, что наступит время, когда море, земля и дворец владыки неба будут охвачены огнем, когда запылает небо и рухнет все искусно построенное здание мира. Он отложил оружие, приготовленное руками циклопов, и выбрал противоположный род наказания за грехи людей, решив пролить над всей землей такой дождь, чтобы весь род смертных утонул в волнах. Зевс запер северный ветер в пещеру Эола, царя ветров, а вместе с ними остальные ветры, которые только рассеивают собравшиеся тучи, и выпустил Нот, южный ветер, приносящий дождь. Вылетел Нот- на своих влажных крыльях, пряча в кромешной тьме свой предвещающий беду лик. С его бороды, тяжелой от туч, и с седых волос полилась вода. Его лоб, грудь и мокрые крылья окутал туман. Как только Нот сжимал огромною рукою нависшие тучи, начинался треск и грохот и заключенный в тучах дождь ливнем низвергался с неба. Вестница Геры, Ирида, одетая в пеструю одежду, собирала отовсюду воду, чтобы напоить ею тучи. Вода смыла посевы, на которые надеялся земледелец, и унесла их, погубив все труды долгого года.

Но Зевс не удовольствовался небом, своей собственной державой. Его синий брат находился при нем со своим вспомогательным войском — с волнами. Посейдон созвал реки, и, когда те вступили в его дворец, он сказал им:

— Теперь не время для долгих речей. Выступайте из берегов со всей силой — так должно быть. Отворите все ваши источники и, срывая плотины, дайте свободу вашему течению.

Таков был приказ. Реки покинули дворец своего царя, расширили устья своих источников и в неудержимом беге сплошным потоком понеслись к морям. Сам Посейдон ударил своим трезубцем землю, потряс ее и этой встряской освободил путь воде. Выйдя из своих берегов, реки разлились по открытым полям, унося вместе с посевами вырванные из земли деревья, скот, людей, сорванные кровли, святилища с их алтарями. Если же оставались какие-нибудь дома неразрушенными, то и их, не разрушая, заливали огромные волны. Даже башни и те исчезали в потоке воды. Уже не стало разницы между морем и землей, всюду было сплошное зеркало воды, и у этого зеркала не было берегов.

Люди спасались кто как мог. Одни искали холмов повыше, другие садились в лодки и работали веслами там, где еще недавно они пахали. Одни плавали над своими посевами, над затопленными домами, другие снимали рыб с верхушек вязов. Бывало так, что люди бросали якорь на зеленеющем лугу или выгнутый киль их лодок задевал за виноградник. И там, где недавно грациозные козлята щипали траву, теперь разлеглись безобразные тюлени. Дочери Нерея с удивлением рассматривали под водсй рощи, города, дома. Дельфины заполнили леса, забрались на высокие ветви и толкали, сотрясая, стволы дубов. Там плавал волк среди овец, потоки несли желтых львов, тигров. Дикий кабан не пользовался более своей силой, а унесенный течением олень — своими быстрыми ногами. Не найдя ни кусочка суши, чтобы можно было на нем отдохнуть, тонула в море измученная птица. В своей безграничной свободе море. скрыло холмы, а новые волны уже бились у горных вершин. Поток унес с собой большую часть людей, тех же, кого он пощадил, медленно погубил голод.

Девкалион и Пирра

Беотию от района Эты отделяет Фокида. Это была плодородная земля, пока она была землей, но во время потопа она стала частью моря, широкой поверхностью неожиданно разлившихся вод. Там поднимались к звездам две вершины крутой горы. Называли эту гору Парнасом; вершины ее возвышались над облаками.

На этой горе остановились Девкалион, сын Прометея, и его жена Пирра, дочь Епиметея. Все другие места были уже покрыты морем. Они обратились с молитвой к нимфам пещеры Корикион и к богам этой горы, а также к провозвестнице решений рока Фемиде, оракул которой находился тогда в этом месте. Не было мужчины более доброго и справедливого, чем Девкалион, не было женщины, набожней его жены. Когда Зевс увидел, что всю землю уже покрыли болота и что из множества мужчин и женщин остались в живых только один мужчина и одна женщина, оба праведные и богобоязненные, он рассеял тучи и, разогнав северным ветром дождь, показал небу землю, а земле — чистое небо.

Ярость моря утихла, владыка моря, спрятав свой трезубец, успокоил морские волны. Он позвал шатавшегося без дела синего Тритона, плечи которого были покрыты-пурпурными улитками, и приказал ему трубить в раковину, дав тем сигнал для возвращения на прежнее место морским волнам и разлившимся рекам. Взял Тритон свою выпуклую, расширявшуюся кверху, изогнутую трубу, которая, если дуть в нее, наполняет своими звуками берега сразу и на востоке и на западе. Так и теперь, как только труба коснулась уст Тритона, влажных от его мокрой бороды, и как только Тритон по приказу Посейдона заиграл отбой, трубу услышали все волны и на море и на земле. И укротила труба все волны. Потоки стали спадать, холмы постепенно стали выходить из веды. Море снова обрело берега, а реки вошли в свои прежние русла. Выступила земля; по мере того как вода убывала, все увеличивались пространства суши. Наконец по прошествии долгого времени показались вершины лесных деревьев, лишенные листвы. На их ветках висела тина.

Восстановился прежний мир, но был он пуст и безжизнен. Над опустошенными полями господствовала глубокая тишина. Увидел это Девкалион и со слезами на глазах обратился к Пирре:

— О сестра моя, супруга моя, единственная женщина на земле, с кем я связан племенными, родственными и, наконец, брачными узами! Ныне нас связывает еще и опасность. Мы вдвоем теперь составляем все население земли, простирающейся на запад и на восток, а все остальные люди сделались добычей моря. Но и наша жизнь в опасности, ибо тучи все еще пугают наши души. Что бы ты чувствовала, бедная, если бы судьба пощадила только тебя, не пощадив и меня? Как могла бы ты перенести страх, если бы осталась одна, кому бы ты тогда стала жаловаться и кто бы тебя стал утешать? Ибо, поверь, если бы море взяло тебя, я последовал бы за тобой, супруга моя, и меня также взяло бы море. О, если бы я смог возродить человечество искусством моего отца, Прометея, если бы я мог, подобно ему, вдохнуть душу в глиняные слепки! Ныне род смертных состоит только из нас двоих, боги пожелали оставить нас в качестве образца людей.

Так говорил Девкалион жене, и оба они плакали. Затем они решили обратиться с мольбой к богам-небожителям и просить у них помощи при посредстве священного оракула. Не долго думая отправились они вместе к волнам реки Кефис, которые хоть и не были еще чисты, но текли по крайней мере уже в прежнем русле. Там они зачерпнули воды и окропили ею свои одежды и головы, а затем направились к храму Фемиды. На кровле его желтела грязная тина, а алтари стояли без священного огня. Достигнув ступеней храма, оба они склонили головы, пали ниц и, трепеща, стали целовать холодный камень. Они обратились к богине с такой молитвой:

— Если наша молитва смягчит непреклонную волю богов, если утихнет божественный гнев, то скажи, Фемида, каким образом можно поправить бедствия, принесенные гибелью нашего рода, и помоги затопленному миру, самая милостивая из богинь!

Подействовали благочестивые слова на богиню, и она изрекла:

— Удалитесь из моего храма и покройте головы. Развяжите пояса ваших одежд и бросайте кости вашей великой матери себе за спину.

Долго они молчали в изумлении. Наконец речь Пирры нарушила тишину. Пирра отказывалась повиноваться такому приказу. Дрожащими устами она просила прощения у богини: она боялась потревожить тень своей матери, бросая ее кости. Затем они повторяли непонятные, туманные слова оракула, вновь и вновь обдумывая прорицание. Наконец сын Прометея кроткими словами успокоил дочь Епиметея:

— Или изменяет нам наша прозорливость, — сказал он, — или благожелательны слова прорицания и не советуют они нам ничего греховного. Великая Мать — это Земля, а кости в теле ее — это камни. Их и приказывает оракул кидать за спину.

Обрадовалась Пирра словам своего мужа, но оба они боя лись, что надежда их обманчива, настолько они не были уверены в совете неба. Но что им стоит попробовать? Они сошли с горы, покрыли свои головы, распоясали свои одежды и, как требовало приказание, стали бросать камни себе за спину. И камни скал — кто бы этому поверил, если бы древнее предание не засвидетельствовало этого? — стали постепенно терять свою твердость, все более размягчаться, а размягчившись, начали принимать определенные формы. По мере того как они вырастали и делались мягче, можно было узнать в них человеческий образ, как в скульптуре, формирующейся из куска мрамора в руках ваятеля. Из их более влажных, землистых частей образовалось мясо, мышцы, из более твердых, не поддающихся сгибанию частей вышли кости. Там, где в камне были жилы, остались они и в человеческом теле.

В скором времени по воле богов возродился человеческий род. Из камней, брошенных мужем, появились мужчины, а из камней Пирры — новые женщины. Потому-то мы, люди, стали стойким, терпеливо переносящим все трудности поколением.

Этим мы свидетельствуем, что произошли от твердых камней.

Об авторе

Натаров Илья

Натаров Илья

Родился 09 апреля 1980 года в городе Баку, в этом же году переехал в Запорожье.
В 2003 году закончил Запорожский Государственный Университет и получил диплом преподавателя немецкого языка и немецкой литературы.

Комментировать

Нажмите, чтобы комментировать